Gottfrie
Aquila non captat muscas
Странное чувство гложет: вроде бы природа настраивает на романтический лад, но, с другой стороны, жизнь окунает в обыденную грязь. Идешь по улице, рассматриваешь всю эту блестящую снежную красоту и хочется гулять, наслаждаться россыпью алмазных блесток на замороженных ветках деревьев. Дунет ветерок, и бриллиантовая пыль снежинок взлетит в воздух и начнет медленно осыпаться, улыбаясь лучам зимнего солнца. Только вот обыденная реальность тут как тут: гложет совесть, некогда мол тут стоять, пора идти в институт. И все в бегах, в спешке: быстро сесть на маршрутку, быстро доехать, быстро снять куртку, быстро взбежать по серой лестнице. зайти в аудиторию. Потом сидишь и думаешь: скорее бы все это прошло. И вот, пролетают жуткие часы унылого прозябания, ты выходишь из института, окунаешься в вечерний отсвет снежной белизны под еле ощущаемый свет фонаря. И снова бег по кругу: бежишь на остановку, чтобы занять место в очереди на транспорт, потом стоишь в пробке, проходит час-полтора, и ты дома наконец-то. Красота зимнего пейзажа после этого путешествия вовсе не прельщает, а зевота убивает все наслаждение. Поднимаешься на первый этаж, смотришь на лестницу, которую сам себе обещал проходить, чтобы быть в форме, снова зеваешь, придумываешь отговорку и вызываешь лифт. Потом приходишь, ужинаешь, наливаешь чашку горячего чая, ощущаешь себя свободным. Правда, по мере того, как исчезает чай, понимаешь, сколько на тебе висит долгов: там нужно курсовую сдать, тут реферат, а по еще одному предмету исследование провести. Еще нужно книги читать по индивидуальному чтению... Понимаешь, что на это все ты угробишь уйму времени. Сидишь, думаешь, что же делать, заходишь в интернет, читаешь новости, потом понимаешь, что в состоянии лишь сидеть на стуле перед монитором, и откладываешь на завтра... Подходит время сна, смотришь на часы, где унылая стрелка отбивает твои секунды, минуты и часы. Думаешь, что пора бы ложиться спать, ведь завтра много дел. Но душа говорит, что лучше бы тот день наступил позже. Ты понимаешь, что чем раньше ляжешь, тем раньше начнется завтра. И сидишь допоздна. Завтра все-таки наступает, выучиваешь все, что успеваешь, и все начинается сначала...
Жизнь ли это? Не знаю, по-моему, это - жалкое существование. Выходные загружены тренажерным залом и муторной работой, от которой уже тошнит, но она позволяет заработать, а деньги сейчас мне нужны. Понимаешь, что иначе нельзя, но разве можно забыть танец снежинок в зимнем воздухе, их свободный блеск и радость? Я до сих пор помню, как в детстве мог просто встать, встать и смотреть вверх. Время летело, и мне было все равно. Я просто глядел туда, куда глядят сами глаза, тогда все это было в порядке вещей. Теперь вижу в этом чудо. Мне не хватает времени, чтобы просто встать и взглянуть на красоту окружающего мира, что уж там говорить о чем-то ином? Жаль, что чудеса сейчас меня не окружают, а радость, искренняя и неподдельная, осталась, там, далеко в детских годах. Вернешься ли ты ко мне когда-нибудь? Буду ли я снова радоваться пляске снежинок и возведению снеговика? Будут ли вечерние окна соседних домов блестеть для меня так же таинственно, как тогда? Будет ли мир таким же прекрасным? Буду ли радоваться елке в мистический период приготовления к новогодним праздникам? Когда ко мне вернется то ожидание шороха в комнате, повествующего мне о приходе ангелов, что приносят детям подарки на Рождество, как говорила бабушка? Видимо, это восприятие мира навсегда утеряно, но тоска и воспоминания будут живы навсегда.